Тема

Танец страха

Татьяна Горбачева
Журнал/Архив/Номер 57/Танец страха

…простор со всех сторон
Сотрясся так, что, в страхе вспоминая,
Я и поныне потом орошен.
Дохнула ветром глубина земная,
Пустыня скорби вспыхнула кругом,
Багровым блеском чувства ослепляя;
И я упал, как тот, кто схвачен сном.

Данте Алигьери.
«Божественная комедия»

Танец страха

Страх — переживание, которое пронизывает все существование человека и влияет на многие наши поступки и отношения. Мы часто действуем либо под влиянием страха, либо в попытке его избежать. Мы помним и ценим героев, которые в минуты опасности победили в себе страх и совершили подвиги.

Страх привлекал внимание исследователей с древних времен. Философы говорили о его силе, оставив нам в наследство множество крылатых выражений. О том, как страх управляет людьми, размышлял Эпикур: «Кто кажется страшным, не может быть свободным от страха»1. «Страх есть ожидание зла»2, — утверждал римский поэт Гораций. «Нет ничего страшнее самого страха»3, — считал английский философ и государственный деятель Фрэнсис Бэкон. Ему вторит английский писатель Даниэль Дефо: «Страх опасности в десять тысяч раз страшней самой опасности»4.

Реакция страха характерна не только для людей, но и для высших животных. Многие исследователи проводят эксперименты на мелких грызунах, фиксируя параметры их нервной системы в состоянии страха после нападения хищников. Другим объектом исследования являются люди, пережившие повреждения мозга в результате травм или хирургического вмешательства. Изучение разного рода реакций, снимки зон активности мозга на МРТ (магнитно-резонансном томографе) помогают проникнуть в сложный процесс переживания эмоций, в том числе страха и тревожности.

В конце XX века психологические наблюдения за людьми, переживающими страх и тревожность, были дополнены данными нейропсихологов о действии нервной системы в состоянии страха и гормональном регулировании эмоциональных состояний. Переживание страха обусловлено распознаванием человеком грозящей ему опасности, которое происходит в нескольких отделах мозга. Когда мы оцениваем ситуацию как угрожающую жизни, запускается немедленная защитная реакция организма. Эта реакция бывает двух видов: нападение или побег, иногда — паника. При этом в кровь выбрасывается гормон адреналин, придающий человеку необычайную силу и ловкость в минуты опасности. От страха люди преодолевают высокие заборы, забираются на голые стволы деревьев, бегают с удивительной скоростью и демонстрируют невероятные способности. Очевидно, что подобное поведение требует большого количества энергии. Под воздействием страха организм переключает энергию на органы, непосредственно вовлеченные в спасение, забирая ее у других. Так, высшая мыслительная деятельность очень энергоемка, поэтому она отключается. Именно поэтому трудно думать в состоянии грозящей опасности, и многие люди переживают растерянность, дезориентацию, склонны к панике или неразумным поступкам. Включается инстинктивное поведение, при котором реакции человека быстры и примитивны — убегать или бороться. Даниэль Дефо проницательно заметил: «К каким только нелепым решениям не приходит человек под влиянием страха! Страх отнимает у нас способность распоряжаться теми средствами, какие разум предлагает нам в помощь»5.

Данное состояние можно сравнить с системой пожарной сигнализации: звучит сигнал тревоги — люди бросают все свои дела и убегают из помещений. Пока опасность не устранена, не имеет смысла делать ничего другого. Подобная же логика действует при активации цикла спасения в нашем организме. Когда мы говорим о ситуации опасности для жизни человека, такое поведение полезно и приводит к выживанию.

Проблемы с реакцией страха возникают в случае, когда она срабатывает без опасности для жизни человека. Это происходит из-за механизма фиксации в памяти источника опасности. Ассоциативное устройство памяти запускает реакцию страха в ситуациях, подобных пережитому. Тогда «пожарная сигнализация» срабатывает ошибочно. «Обжегшись на молоке, дуют на воду», — говорит пословица. Иррациональный страх приводит к боязни предметов, непосредственно не несущих угрозу жизни. Некоторые страхи выработаны опытом предыдущих поколений: мы опасаемся пауков, змей, боимся высоты и др. как вещей потенциально опасных.

Интересно, что реакция страха возникает не только при физической угрозе жизни, но и при угрозе психологической. Конфликтная ситуация, в которой один человек ощущает угрозу со стороны другого, запускает реакцию защиты, нападения или уклонения (бегства). Переход на уровень выживания приводит к недостойному поведению в конфликте: оскорблениям, брани, иногда к рукоприкладству. Понимание динамики эмоциональных реакций помогает объяснить, почему, вопреки известному высказыванию, в спорах так редко рождается истина. Для поиска истины и компромисса требуются интеллектуальные усилия, а защитные механизмы работают на биологическом уровне выживания.

Танец страха

Особенно показательны в этом смысле семейные конфликты. Конфликт порождает защитную реакцию с обеих сторон. Один человек, теряя эмоциональную связь с супругом, реагирует нападением, часто выраженным в виде критики или претензии. Другой, чувствуя опасность, реагирует уходом, еще больше увеличивая дистанцию. В своих ссорах они отвечают друг другу реактивно, на уровне механизма выживания, снова и снова повторяя цикл нападение—уход. Известный исследователь семейных отношений Джон Готтман называет такую семейную динамику танцем — он повторяется многократно, ссоры проходят по одному и тому же шаблону, приводя к взаимному разочарованию и постепенно разрушая семейные отношения. Оба супруга при этом мотивированы страхом или чувством вины и стыда. Страх одиночества побуждает начать нападение в надежде сближения, страх потери себя заставляет другого отступать. Каждый чувствует себя слишком непонятым, чтобы понимать, слишком невыслушанным, чтобы выслушивать. С годами супруги так оттачивают мастерство «танца», что достаточно одного слова или действия, чтобы запустился знакомый цикл.

Ситуацию можно преломить, только выйдя за уровень реагирования. Необходимо выйти из «танца», остановиться. Сложность состоит в том, что для этого нужно сознательно отказаться от защиты, перестать отстаивать свою правоту. Это усилие — первый шаг, чтобы перестать бояться и начать решать конфликт спокойно и конструктивно. Терапевтическим приемом изменения позиции служит предложение Готтмана объявить «танец» врагом семейного взаимодействия, направить конфронтацию на изменение привычного хода ссор. «Настоящая проблема не в ссорах, а в эмоциональной отчужденности»6, — пишет Дж. Готтман в своей книге «Карта любви». Следовательно, и разрешение семейных конфликтов лежит не в плоскости выяснения, чья позиция ближе к правде, а в преодолении дистанции, восстановлении доверия. Это возможно, когда супруги возвращаются к основанию христианской жизни — живой вере в Бога.

Танец страха

Духовность помогает человеку владеть собой даже в ситуациях опасности, уметь успокаиваться, принимать решения не на основании переживаний, а на основании убеждений. Сила духа позволяет посмотреть в лицо опасности и мужественно начать ее преодоление. Парализующее действие страха во многом покоится на неопределенности ситуации. Иоанн Лествичник писал, что «страх есть предвоображаемая беда; или иначе, страх есть трепетное чувство сердца, тревожимое и сетующее от представления неведомых злоключений»7. Способность описать происходящее, дать ему имя уже несет в себе освобождение. Признание в том, что я боюсь темноты или боюсь потерять близкого человека, приносит ясность и лишает страх его силы. Точно подобранное слово освобождает, истина делает человека свободным. В назывании есть духовное измерение. Сущность пророчества — в силе слова. Часто пророк не предсказывает будущее, он находит правильное название настоящему. Признавая свой страх и состояние бессилия, в которое он ввергает нас, мы вступаем на путь, ведущий к победе. В семейной жизни открытость супругов друг перед другом в слабостях приносит даже больше единства, чем взаимное объяснение в любви. В такие моменты раскрывается предназначение супружества — не быть одному во времена сомнений и кризисов, переживать поддержку «и в болезни, и в горести». Искренние разговоры о происходящем в душе позволяют изменить отношение друг к другу с осуждения на сочувствие, понимание, любовь.

Состояние страха — мучительное переживание, ограничивающее возможности человека. Апостол Иоанн пишет: «…в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (1 Ин 4:18). С точки зрения апостола, страх приходит от недостатка доверия Богу, от желания полностью контролировать свою жизнь и неспособности сделать это. Страх за себя, страх смерти или неизвестности начинается, потому что человек опасается, что в дальнейшем может произойти нечто ужасное. Доверительное отношение человека к Богу предполагает, что Его воля для нас «благая, угодная и совершенная» (Рим 12:2). Поэтому апостол Иоанн противопоставляет страху любовь. «В любви нет страха» (1 Ин 4:18), — уверяет он нас. Когда мы признаем свое бессилие и страх, доверяем свою жизнь Господу, тревога и переживания о будущем уходят, душу наполняет мир. Господь обещает Своим последователям духовную защиту и заботу, помощь на протяжении всей жизни. Свой призыв «не бойся!» Он обращает не только к библейским героям, но и к нам.

1 Афоризмы / Сост. Т. Г. Ничипорович. — Мн.: Литература, 1998. С. 682.
2 Там же.
3 Там же. С. 669.
4 Там же. С. 668.
5 Там же. С. 682.
6 Готтман Дж. Карта любви / Пер. с англ. С. Чернецов. — М.: Эксмо, 2011. — 416 с.
7 Лествичник И. Переиздание. — М.: Издательский дом Шалвы Амонашвили, 2002. — 224 с. (Антология гуманной педагогики). С. 47.

 

Автор: Татьяна Горбачева
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone