Тема

Сила Божия ко спасению

Владимир Попов
Журнал/Архив/Номер 55/Сила Божия ко спасению

При поступлении на работу новичка обычно знакомят с должностной инструкцией, где прописан круг его обязанностей и ответственности. Апостол Павел тоже имел при себе своеобразную должностную инструкцию. Но Павел получил ее не от людей, а от Небесного Работодателя. Руководствуясь Божьим поручением, апостол с дерзновением заявляет: «Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам» (Рим 1:14). Для провозвестника Евангелия Иисуса Христа это был не просто формальный долг, но святая всепоглощающая обязанность, сердечный ответ на Божью любовь и призвание.

Сила Божия ко спасению

Кто-то из римских христиан мог подумать, что Павел медлит с приходом в Рим из-за боязни быть осмеянным за проповедь о распятом Христе. Ведь Рим был средоточием античной культуры, философским и интеллектуальным центром тогдашнего мира. Павел хорошо понимал это. Говоря об эллинах, он подразумевает под этим не только греков по происхождению, но всех людей эллинистической культуры, основанной на греческом культурном наследии и его философском умозрении. А если смотреть шире, то эллины — это все неиудеи, то есть языческие народы.

Благовестие, вверенное апостолу Павлу свыше, носит всемирный характер. Павел не боится провозглашать Евангелие самым разным слоям общества. Как благовестник, он встречал многие препятствия, жестокие гонения и непонимание. За проповедь Евангелия Павел был жестоко избит в городе Филиппы и посажен в тюрьму, изгнан из Фессалоник, тайно вывезен из Верии, был осмеян в Афинах, а в Коринфе его проповедь встретила явное недоумение и непонимание со стороны иудеев и эллинов. Однако Павла такие обстоятельства не смутили и не ослабили его духовной ревности. «Ибо и Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных… Божию силу и Божию премудрость…» — указывает апостол на великую силу и превосходство Евангелия (1 Кор 1:22–24).

С точки зрения иудеев-законников, евангельская проповедь содержит нечто несуразное. С приходом Мессии они ожидали умножения чудес и знамений. В середине I века сознание народа будоражили всевозможные лжемессии и шарлатаны, привлекая легковерные души обещанием знамений и чудес. В 45 году брожение в народе произвел некий Февда, обещавший, что по его слову воды реки Иордан расступятся. Через десять лет явился другой ложный пророк, заявивший, что по мановению его руки будут разрушены стены Иерусалима. Иисус же, о ком проповедовал Павел, не совершал эффектных чудес ради демонстрации каких-то необыкновенных способностей или сенсации. Более всего иудеев смущал тот факт, что Иисус закончил Свою жизнь на позорном столбе. Им очень трудно было осознать, что Мессия должен был пройти через великие страдания и муки. Крест Христов никак не укладывался в сознание иудеев.

Эллины же искали знания, мудрости и гордились ими. Их понятия о божестве носили туманную, отвлеченную, философскую окраску. Греки считали, что верховный Бог пребывает где-то в неведомых глубинах космоса. Он беспристрастен, не подвержен эмоциям, не вникает в дела людей. Сама идея о воплощении божества казалась им немыслимой.

Павел был хорошо осведомлен о мировоззрении иудеев и эллинов: «…слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия» (1 Кор 1:18). Для людей, ослепленных неверием или находящихся под влиянием какого-либо заблуждения, служение Христа и Его крестный путь представляют собой нечто, граничащее с безумием. Ведь юродство обозначает предельное самоуничижение, готовность быть осмеянным и поруганным. В глазах мира — это слабость и беззащитность. Но апостол Павел увидел в смиренной жертве Христа поразительную силу и особую привлекательность. Иисус явил силу в слабости. Тех, кто стал учеником Христа, апостол призывает следовать по стопам Его, разделить судьбу Небесного Учителя и не стыдиться быть юродивым в глазах мира. Известно, что с XIV столетия у нас в России и частично на Западе широкое распространение получило такое понятие, как «подвиг юродства». Юродство рассматривалось как особый тип святости. Человек добровольно принимает на себя унижения, оскорбления и поношения для достижения высшей степени смирения, кротости и благости. Он любит своих врагов, желая им блага и спасения души. Наиболее известные юродивые вошли в историю Церкви. Например, Прокопий Устюжский, презиравший комфорт и материальные блага, постоянно молившийся за город и людей. Василий Блаженный — обличитель царя Иоанна Грозного. Позднее — Ксения Петербургская: отрекшись от мирской суетности, она всецело предалась делам милосердия. К подобным людям относились по-разному. Но их необычное влияние на простолюдинов и на сильных мира сего неоспоримо. Подвиг юродства в определенной мере подтверждает рассуждения апостола Павла о силе, которой обладает «безумие Христа ради»: «…Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное… избрал Бог, чтобы упразднить значащее…» (1 Кор 1:27–28).

Крест Христов как средоточие Благой вести определяет ее чудодейственное влияние. Благовествование Христово «есть сила Божия ко спасению», подчеркивает апостол (Рим 1:16). В апостольскую эпоху тема спасения была одной из самых актуальных и животрепещущих. В наибольшей степени она занимала умы философов. «Нам нужна протянутая рука, которая бы подняла нас», — говорил современник Павла философ Сенека. Испытывая сладкую и в то же время мучительную власть греха, многие явно и подсознательно искали избавления от этой порочной власти. «Люди искали мира, провозглашенного не кесарем, но Богом», — заявлял философ-стоик Эпиктет.

В мире, одряхлевшем от пороков и уставшем от бессмысленной жизни, начинает звучать святое благовествование. Апостолы указывают на Евангелие как на спасательный канат, брошенный с небес любящим Богом. Этот канат сверхнадежный. Если грешник с полной верой ухватится за него, то сила Евангелия, сила Божьей благодати вызволит его чудесным образом из страшного омута греха и безнадежности.

Спасти душу — значит привести ее в состояние упорядоченности и гармонии, приобщить к Божественной жизни, соединить со Всемогущим Богом и Вечностью. Сила Евангелия — это сила Божьей жертвенной любви, которая «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петр 3:9). Сила Евангелия — это сила Божьей благодати. Святой ветхозаветный закон высвечивал грех, нормировал образ праведной жизни, но не давал силы для преодоления греха. Если закон говорил: ты должен придерживаться определенных правил, уставов и постановлений, то благодать говорит: ты все можешь в укрепляющем тебя Иисусе Христе. Грех имеет власть и силу для порабощения человека. Но сила благодати, сила Евангелия превышает во сто крат силу греха. И она способна сокрушить оковы греха и вывести измученного грешника на свободу. К великому счастью, эта сила свыше дается даром по вере в Иисуса Христа.

 

Автор: Владимир Попов
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone