Тема

Праведность Божия

Сергей Корякин
Журнал/Архив/Номер 55/Праведность Божия

Праведность Божия

«Я не стыжусь благовествования Христова…» (Рим 1:16) — часто, читая эти слова апостола Павла, мы представляем бесстрашных первых учеников Христа, которые смело исповедовали веру в Бога, невзирая на угрозы и гонения, или смелых благовестников, которые в наши дни рассказывают людям о Боге, не боясь насмешек и равнодушия. И мы тоже хотим быть такими же бесстрашными, чтобы «с дерзновением возвещать тайну благовествования» (Еф 6:19), но не находим в себе смелости или сил поступать так, как они.

Однако если мы вчитаемся в текст этого отрывка, то увидим, что апостол говорит не совсем об этом. Под словом «благовествование» скрывается не процесс передачи христианской веры, но ее содержание. В оригинале мы встретим здесь знакомое слово «евангелие», то есть Благую весть о том, что «Христос умер за грехи наши… и что Он погребен был, и что воскрес в третий день…» (1 Кор 15:3–4). Павел добавляет, что он не стыдится говорить об этом другим, то есть что он не боится, что его обвинят в ложных убеждениях или излишней самоуверенности. То, что для многих является соблазном или безумием (см.: 1  Кор 1:23), для него стало смыслом жизни. Апостол знает, что эта Благая весть — не просто слова, но «сила Божия ко спасению» (Рим 1:16), потому что однажды он испытал эту силу на себе, встретившись с воскресшим Христом по дороге в Дамаск.

Далее Павел говорит, что в Благой вести проявляется не только сила, но и «правда Божия от веры в веру» (Рим 1:17). То, что в нашем тексте передается как «правда», в оригинале звучит как dikaiosyne и означает «праведность». Греческие переводчики ветхозаветных книг, а также новозаветные авторы использовали это слово для обозначения еврейского tzedekah. Но после того, как христианство укоренилось в греко-римской культуре, это еврейское понятие стало восприниматься в другом свете. Dikaiosyne (у греков) и его эквивалент iustitia (у римлян) обозначало некий нравственный идеал или закон справедливости, служащий мерилом человеческих поступков, в то время как в еврейской культуре оно скорее было синонимом верности своим обещаниям.

Праведность в понимании евреев была понятием, подразумевающим завет. Намереваясь построить долгие и прочные отношения, люди заключали завет, в котором они договаривались помогать друг другу и следовать взаимным обязательствам; когда же завет заключался между неравными сторонами (сюзереном и вассалом), то ожидалось, что сильный будет защищать и спасать слабого в случае нападения неприятеля. Если же завет нарушался, могло последовать наказание. В напоминание об этом во время церемонии рассекались жертвы, а вступавшие в завет проходили между ними и принимали на себя проклятие завета, говоря примерно следующее: «Пусть будет со мною, что и с этими жертвами, если я нарушу мой завет с тобою» (см., напр.: Иер 34:18–20). Доверившего свою жизнь другому и старающегося сохранить свои заветные обязательства называли праведником. Поэтому, когда библейские авторы говорят, что вера Авраама вменилась ему в праведность (см.: Быт 15:6; Рим 4:3; Гал 3:6), они не имеют в виду, что Авраам был очень уж нравственным человеком. Ветхозаветное повествование показывает нам Авраама, который ошибался, в чем-то не доверял Богу, лукавил и боялся. Но при всем этом он вошел в священную историю как человек, который поверил Богу и старался быть верным Ему насколько хватает человеческих сил.

Если рассмотреть обстоятельства, при которых Бог заключал завет с Авраамом, то можно заметить очень странную вещь: жертвы рассечены, и все готово к церемонии, но вот Бог наводит крепкий сон на Авраама. Дальше еще интереснее: между жертвами проходит не Авраам, а Сам Бог! (Дым и огонь — это традиционные символы Его присутствия.) Иными словами, Бог не дал Аврааму произнести проклятие завета, но взял его ответственность целиком на Себя. Как позже напишет апостол, «Бог, давая обетование Аврааму… клялся Самим Собою» (Евр 6:13). Господь показал, что даже если Авраам и его потомки нарушат завет, то Он будет делать все возможное, чтобы вернуть их в общение с Собою. Бог будет Сам изглаживать преступления народа, который Он образовал для Себя (см.: Ис 43:21, 25). Несмотря ни на что Он будет хранить свою верность Израилю, потому что Он — Господь праведный.

С этим вернемся к словам апостола о Благой вести, в которой «открывается правда Божия». В третьей главе он продолжает эту мысль, говоря, что праведность Божия явилась через верность Иисуса Христа* и что теперь все люди могут стать праведными, если поймут и примут то, что Бог сделал для них через Своего Сына (см.: Рим 3:21–22, 24). Когда народ Божий «оставил милость, суд и веру» (см.: Мф 23:23) и подменил живую веру исполнением внешних предписаний, Бог Сам явился людям, чтобы взять издержки их непослушания на Себя. Ведь однажды Он показал Аврааму, что будет хранить завет с ним и его потомством, даже если они отрекутся от Него. Господь праведен, поэтому Христос пришел к людям, чтобы научить, исцелить, освободить от их грехов. Но эта милость была настолько велика, что они не смогли ее распознать и отвергли ее, распяв своего Спасителя на кресте. Даже умирая, Христос не переставал молить о прощении обидчиков, зло и ненависть не смогли победить Божью верность.

Эта безграничная любовь, которую явил Бог в служении Иисуса Христа, и ошеломила апостола. Его, гонителя христиан, заблуждающегося упрямца, идущего «против рожна» (Деян 9:5), Господь остановил и обратил к Себе. После этой встречи Павел и смог не стыдясь «с дерзновением возвещать тайну благовествования», поскольку вера в воскресшего Мессию стала для него осязаемой реальностью, от которой он не мог отречься, не смел ее стыдиться или ее забыть.

Благая весть говорит о том, чтó Бог сделал, чтобы спасти нас. Это весть о Его праведности, долготерпении и верности, о цене, которую Бог заплатил, чтобы вернуть нас в завет с Собой. Часто нам кажется, что благовестие — это некое искусство убедить человека в том, что Бог его любит, чтобы тот сразу согласился быть христианином. Однако пример апостола Павла показывает, что для того, чтобы говорить другим о Боге, нужно не столько знать определенные методы или стратегии, сколько на своем опыте осознать, как сильно Он нас любит и сколь многое нам прощено. А это возможно, только если мы сами будем являть Божию праведность, то есть учиться смиряться перед обстоятельствами, терпеть человеческие недостатки, прощать обиды и платить добром тем, кто нас ненавидит. Делая это, мы пойдем тем же путем, каким прошел Христос, и поэтому по-настоящему поймем суть Благой вести.

* В Синодальном переводе: «…правда Божия через веру в Иисуса Христа…» (Рим 3:22).

 

Автор: Сергей Корякин
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone