Тема

Новые формы проповеди

Оксана Куропаткина
Журнал/Архив/Номер 55/Новые формы проповеди

Новые формы проповеди

Новые формы проповеди возникали в истории постоянно: менялись времена — менялся и язык, понятный людям, и проповедники стремились возвещать Евангелие так, чтобы оно всегда выглядело современным и актуальным. Однако любые новые формы соответствуют нескольким разновидностям проповеди, которые сложились несколько тысячелетий назад, еще до появления христианства. Проповеди различаются в зависимости:

— от аудитории, к которой она направлена: знакомая (христианская) она или незнакомая (внешняя);

— от цели высказывания: это информация, агитация или манипуляция. Проповедь-информация, которая что-то сообщает слушателям, делится на проповедь-сообщение (рассказ о некоем наборе фактов), проповедь-пророчество (рассказ о будущем или яркое изображение настоящего с точки зрения Бога; часто сопровождается обличением слушателей) и проповедь-по­учение (слушателям разъясняется, как нужно правильно поступать). Манипулятивное воздействие, как запрещенное христианской этикой, в этой статье не рассматривается;

— от содержания: проповедь может быть разъяснением смысла библейского отрывка, панегириком (то есть прославлением, восхвалением) Богу, праведнику или какой-либо добродетели, нравственно-этическим поучением и, наконец, публицистикой (рассуждением об актуальных социальных, культурных и политических проблемах с христианской точки зрения).

Когда мы говорим о новых формах проповеди, важно понимать не только то, соответствуют ли они Евангелию (это, конечно, самое главное!), но и то, в каких случаях они действенны, а в каких, при всей искренности проповедника или миссионера, нет. С этой точки зрения рассмотрим несколько форм проповеди, которые нам подарил (или заново актуализировал) ХХ век.

Крусейды. Крусейд (англ. Crusade — «крестовый поход») — это организованная миссионерская поездка по нескольким городам (или по целому региону); в арендуемом помещении — концертный зал, кинотеатр, стадион — организуется христианское собрание и проповедь большому количеству людей. Считается, что крусейд принципиально обращен к внешней аудитории; можно уточнить, что лучше всего такая проповедь работает в том случае, если люди о христианстве еще не слышали. Отметим, что миссионерская поездка по ряду городов может, как ни странно, оказать воздействие и на внутреннюю аудиторию: именно такой была стратегия знаменитого проповедника Джорджа Уайтфилда в первой половине XVIII века: он объезжал целые регионы и проповедовал тысячам христиан под открытым небом (его проповедь была принципиально нацелена только на тех, кто уже считал себя верующим). «Возрождения» (revivals) и «пробуждения» (awakenings) — это традиционная часть американской духовной культуры, когда христиане под влиянием харизматичной проповеди заново переживают свой завет с Богом и обновляют свои отношения с Ним.

Новые формы проповеди

Кемпинги. Кемпинги (загородные лагеря с палатками) первыми стали использовать методистские проповедники, чтобы на природе и в неформальной обстановке собрать не случайных слушателей, а тех, кто хотел бы поработать над собой. Чаще такая форма более всего бывает полезна христианской аудитории — и как проповедь-пророчество, после которой происходит покаяние, и как нравственно-этическое поучение. Впрочем, это может подействовать и на внешнего человека: глубокое погружение в христианскую жизнь и практику, которого нет на массовых проповедях для «внешних», может вызвать желание обратиться — правда, только в том случае, если человек уже задумывался о смысле жизни и готов потратить время и силы, чтобы вникнуть в новую для него веру, а не приезжает, чтобы просто сменить обстановку и отдохнуть на природе.

Телеевангелизм. Телеевангелистом в англоязычном христианском мире называют служителя, который проповедует в основном через свои телепередачи. В США такая форма проповеди получила распространение начиная с 1950-х годов; телетрибуну активно использовали и католики, и протестанты. В основном телеевангелизм работает в христианской среде: формат телепередачи делает доступной и интересной, например, проповедь — разъяснение библейского отрывка: используется не только прямая речь проповедника, но и формат репортажа (например, кадры, показывающие реалии жизни в библейские времена с закадровым комментарием). Подходит телеевангелизм и для поучения, и для обличения. Наконец, телетрибуна — очень удобное место для проповеди-публицистики.

Интернет-проповеди. Интернет сделал доступной проповедь для миллионов людей и в режиме онлайн, и в записи, которую каждый может скачать и послушать или посмотреть. В основном это работает на христианскую аудиторию: «внешние» могут наткнуться на проповеди случайно или только если им знакомо имя проповедника и по какой-то причине вызвало интерес. Для христианской аудитории особенно эффективна здесь проповедь-разъяснение: не всегда можно получить объяснение сложного отрывка в собственной церкви, поэтому первое, что приходит на ум, — воспользоваться интернетом. Интернет-проповедь хороша и для публицистики по той же причине, что и телеевангелизм, — она дает возможность быстро распространить свои идеи среди широкого круга людей. Такая проповедь-публицистика может сработать и на внешнюю среду.

Христианская молодежная музыка. Христианский рок появился в 1960-х как попытка использовать для проповеди музыкальный язык, понятный сотням тысяч молодых людей. Руководители церквей, вопреки расхожему мнению о них как о вечных консерваторах, далеко не всегда смотрели на эти эксперименты косо: американская группа Skillet вообще начала свою деятельность с благословения пастора. Изначально христианский рок был направлен на незнакомую аудиторию, и там лучше всего работает проповедь-сообщение. Многие молодые люди на постсоветском пространстве узнали о Боге в 1990-е и узнают сейчас, слушая выступления белорусской группы «Новый Иерусалим», российской группы «Дружки» и многих других.

Интересно, что со сложными темами, к которым проповедники, беседующие с «внешними», не всегда знают, как подступиться (Страшный суд, адские муки, страдания Христа), свободно обращаются деятели христианского метала. Они пользуются общим мрачным колоритом тяжелой музыки, но вместо спекуляций на «сатанинской» теме говорят о трагедии человечества с христианской точки зрения.

Новые формы проповеди

Христианский рок может использоваться и как нравственно-этическое поучение — и, пожалуй, это один из немногих удачных примеров обращения к «внешним» с какими бы то ни было поучениями. Самый любопытный пример здесь — монах-капуцин Чезаре Боницци (Fratello Metallo), выступавший в стиле хэви-метал. Тяжелая музыка, необычность (официальный служитель церкви и вызывающий молодежный стиль) и яркая внешность были подходящей «упаковкой» для того, чтобы слушатели приняли содержание, которое точно отвергли бы при другой подаче, — критику наркотиков, жестокости, распущенности. Большое, хотя и неоднозначное влияние на светскую аудиторию имели обращение в христианство некоторых рок-деятелей (например, Боба Дилана, а на наших просторах — Константина Кинчева, Юрия Шевчука и Петра Мамонова) и их проповеди-поучения со сцены.

Христианский рок как нельзя лучше подходит и для проповеди-публицистики, особенно хардкор — тяжелая музыка, где тексты очень часто обращаются к социальным проблемам.

А что со знакомой аудиторией, то есть с верующими? Христианский рок подходит и для такого «неблагодарного» вида проповеди, как панегирик: рок-музыка довольно часто прославляет героев-бунтарей, почему бы ей не прославить героев, восставших против мира сего? Кстати, это работает и во внешней аудитории — и, наверное, это единственный способ, с помощью которого далекая от веры молодежь может всерьез воспринять прославление церковного героя. Рок также изначально претендовал на пророческую функцию: стремился открыть глаза слушателям на реальность, полную лицемерия и жажды потребления. Бескомпромис­сность и яркая образность рока делают его подходящим для проповеди-пророчества, проповеди-обличения.

Неоднозначный вопрос, насколько христианский рок подходит для проповеди-сообщения и для нравственно-этического поучения верующих. Не только группы типа Delirious?, но и целые церковные объединения вроде «Хиллсонг» и «Виноградника» пишут так называемую музыку прославления, проповедующую прихожанам. Такие эксперименты есть не только в баптистско-пятидесятнической, но и в лютеранской среде: так, в Церкви Финляндии с 2006 года служатся «металлические мессы». Такой подход вызывает критику в христианской среде: что хорошо для «младенцев во Христе», то не слишком пригодно для зрелых христиан, нуждающихся в более глубоком наставлении.

Мультипликация. Самый известный пример христианской мультипликации — это «Суперкнига». Я представитель первого поколения детей, которые ее смотрели еще в СССР, поэтому с уверенностью могу сказать, что она очень хороша для внешней аудитории, — дети неверующих родителей активно и увлеченно обсуждали со мной сюжет. Для проповеди-сообщения среди нецерковных детей трудно придумать что-то более действенное, чем мультфильм. Надо сказать, что это не менее эффективно работает и на «внутреннюю» среду: для детей-христиан мультфильм — яркая и наглядная проповедь, с помощью которой запоминаются библейские сюжеты. Подходит эта форма и проповеди-панегирику: яркий и красочный сюжет куда больше убеждает детей в величии человека и какой-то добродетели, чем слова.

Если говорить о благовестии в русском православии, то здесь в ХХ веке, по понятным причинам, сложилась традиция молчания. За проповедника говорило удивительное церковное искусство. В храме, видя прекрасные фрески и иконы, слушая богослужебные гимны, человек задавался вечными вопросами и обращался к священнику за разъяснениями.  Сегодня при желании креститься он должен пройти обязательные уроки приобщения к вере, так же, как это было в раннем христианстве. Однако так было не всегда. В течение долгого времени в РПЦ катехизация не была обязательной. 

В последнее время роль проповедника взяли на себя разнообразные православные СМИ.

Как видим, новые формы охватывают все разновидности проповеди и позволяют говорить о Боге на разных уровнях, с самыми разными людьми. Важно не увлекаться «новизной» и «продвинутостью» какой-либо формы и, наоборот, не отрицать ее из-за слишком «мирского» характера, а смотреть, в каком случае и для какой аудитории какой язык наиболее уместен. Самое же главное — помнить о том, что любая форма — это не автоматический ключ к сердцу человека; она может наполниться действием Бога и стать сильной и действенной, если человек искренне хочет поделиться с людьми Благой вестью, а не показать себя продвинутым и современным.

 

Автор: Оксана Куропаткина
Фото: gettyimages.ru


Работает на Cornerstone